Блог Натальи Посмитной

Рассказ «Ревизор»

Бухгалтерия. Огромная комната, уставленная шкафами, вытянувшимися до самого потолка, в шкафах – кипы бумаг. За столом с усталым, но удовлетворенным видом сидит человек, перелистывая документы. Без стука распахивается дверь.
— Здравствуйте. Я из главка. Ревизор.
— Здравствуйте. Я главный бухгалтер. Вот наши документы.
— Так, вижу… А баланс?
— Вот баланс, вчера закончили, все сошлось, до копеечки.
— По какой инструкции делали?
— Да по балансам же одна инструкция, 40 лет как одна и та же, и даже не менялась.
— Но вы же знаете, при каких обстоятельствах была утверждена эта инструкция?
— Не знаю. А какая разница, инструкция же действует, она не отменена. Это шутка такая? Смешно.
— Но обстоятельства ее утверждения сомнительны.
— При чем тут какие-то обстоятельства, если инструкция действует?
— Вы что, не понимаете? Применяя инструкцию, вы становитесь участником и даже точнее – соучастником — тех самых сомнительных обстоятельств.
— Каких обстоятельств?! 40 лет назад? Да мне тогда было 5 лет! И вообще — при чем тут это?!
— Согласитесь, это выглядит подозрительно. Вы знаете о том, при каких обстоятельствах была принята эта инструкция, при этом беззастенчиво, точнее умышленно, ею пользуетесь.
— Да не знаю я!
— Этого не может быть. Эти обстоятельства слишком хорошо известны. Вы не можете ссылаться на незнание общеизвестных фактов. А также на незнание закона.
— Каких фактов? Каких именно?
— А зачем вам это? Вы же сами говорили, что обстоятельства не имеют значения, теперь интересуетесь ими, значит, все-таки имеют.
— Послушайте, у меня начинает болеть голова. Вот баланс. Вот инструкция. Баланс сделан по инструкции. Проверяйте. О чем мы вообще с вами говорим?
— Я уже сказал вам, что инструкция…
— Знаю, знаю, принята при сомнительных обстоятельствах.
— Значит, все-таки знаете, вот вы и признались.
— Да в чем я признался?! Ни в чем я не признавался!
— Вы признались, что знали о сомнительных обстоятельствах принятия инструкции и, зная это, инструкцию все-таки применяли в течение 40 лет.
— Да что же это такое?! Каких 40 лет? Я бухгалтером работаю 25 лет.
— Ну, применяли этот сомнительный документ в течение 25 лет.
— Я в этом не признавался, я…
— Опять запираетесь? Зря. Помощь следствию вам зачтется.
— Какому следствию! Вы же не следователь, вы — ревизор!
— Следствие к вам придет, можете не сомневаться, раз уж вы 25 лет знали об этих сомнительных обстоятельствах. Это как минимум недонесение. Уголовное дело. Себе я такую статью не хочу.
— О чем?! Какое недонесение?
— Ну, вы же знали об обстоятельствах. Надо было сообщить, куда следует.
— Это какой-то бред. Постойте-ка: а вы сами сообщали, куда следует, об этих обстоятельствах?
— Ревизор тут я, поэтому вопросы буду задавать я.
— Хорошо. Ладно. Давайте так: вот баланс. Вот инструкция. Проводите ревизию.
— Не могу: я же знаю, что вы умышленно подготовили этот баланс на основании инструкции, принятой при сомнительных обстоятельствах, о чем вам было прекрасно известно.
— Вот наказание! Но ведь другой инструкции нет!!! Просто нет!
— Да. Другой нет.
— Как же быть?
— Не знаю, вам нужно что-то предпринять… Как минимум, написать явку с повинной.
— Явку? Да в чем же мне виниться?!
— Об обстоятельствах знали? Знали. Не сообщили? Не сообщили. Инструкцию применяли? И это успели. Это же статья. И не одна статья. Вы что, не понимаете?
— Но другой инструкции нет!
— Нет, но это вне моей компетенции. Я не могу утверждать инструкции, применение которых сам и проверяю.
— По-моему, вы все можете. Меня вы просто сейчас убиваете. Делайте ревизию!
— Я уже говорил вам…
— Да, да, да. Говорили, столько всего говорили, что я уже не могу вас слышать!
— Успокойтесь. Я пришел сюда не для того, чтобы создавать вам проблемы. Ревизор — ваш главный помощник. Можно сказать, спаситель. Да. Так намного точнее: ревизор – спаситель и спасатель бухгалтера. Я должен выявить ваши ошибки и указать вам на них. А вы их должны исправить.
— Хорошо, указывайте мне мои ошибки.
— Я уже указал. Вы снова начинаете свои увертки?
— Какие именно ошибки? Какие увертки? Баланс сошелся. Вот миллион первичных документов, все сошлось. Ищите ошибки. Указывайте. Я исправлю. Только я уверен, что в балансе их нет.
— Взрослый человек, а рассуждаете, как дитя малое. Мы не можем смотреть на баланс, не принимая во внимание сомнительные обстоятельства, при которых…
— Боже мой, Боже мой, и зачем только я стал бухгалтером? При чем тут те проклятые обстоятельства? Цифры — упрямая вещь! Здесь все цифры — до последней — точны, все сходится, а вы о каких-то обстоятельствах!
— Но обстоятельства сомнительны, и вы это хорошо знаете, как уже выяснилось.
— Но это было 40 лет назад!
— Но это было.
— Но другой инструкции нет!!! Хорошо, уважаемый ревизор, или как вас называть – спаситель, спасатель, освободитель, мессия — что мне делать?
— Я уже вам говорил: во-первых, пишите явку с повинной.
— Дурдом… Я себе это представляю: я, имярек, сообщаю, что по утверждению ревизора имярек в течение 25 лет применял инструкцию, которая по утверждению ревизора имярек была принята при сомнительных обстоятельствах, которые по утверждению ревизора имярек имели место, когда мне по утверждению ревизора имярек было 5 лет…
— Вы меня в свои плутни не вмешивайте! Это клевета. Кстати, и ее в явке укажите, вы же меня – вот только что — оклеветали. А еще – все случаи применения этой инструкции Вами необходимо перечислить, а также все случаи ее применения другими людьми, о которых вам известно. Также упомяните все случаи ревизий, в рамках которых ревизор преступно не упомянул о сомнительных обстоятельствах. По всем случаям будет проведено следствие. Держите листок, ручку, пишите.
— …Постойте, а ведь я вас знаю.
— Конечно, знаете, 15 лет назад мы работали в одном тресте. Я главным бухгалтером. Вы — простым счетоводом.
— Вы ведь тогда тоже составляли балансы, будучи главным? И пользовались той же инструкцией. Так ведь?
— Замечу вам, что ревизор здесь я, и вопросы здесь задаю я. Подробности моей карьеры 15-летней давности не имеют отношения к текущей ревизии, а к вашей явке с повинной – вообще не имеют отношения, вы что, не понимаете?
— А обстоятельства 40-летней давности? Имеют?!
— Но они сомнительны.
— Но инструкцию вы же тоже применяли? Эту? Которая «при сомнительных обстоятельствах»?
— Другой инструкции нет. Вам это прекрасно известно. Призывы ее не применять, равно как и отказ от ее применения, – это саботаж, даже, возможно, диверсия. Об этом также укажите в своей явке: саботировал применение инструкции. Подрывал экономическую мощь страны. Пособничал потенциальному противнику… Видите, копнуть стоило – вот уже и государственная измена на поверхность вышла. Не понимаю, кто вас вообще взял на работу, такого заматерелого преступника? Мы с вами скоро уже весь УК пройдем. Надо ваше руководство проверить, тут, думаю, целая шпионская сеть действует.
— Оооо… Бред, ужас, морок, тьма египетская! Это же замкнутый круг: применять инструкцию нельзя, потому что обстоятельства. Не применять нельзя, потому что саботаж-шпионаж. Так что же мне делать?!
— Успокойтесь, я здесь для того, чтобы вам помочь. Выход всегда есть. Помните, что ревизор – ваш…
— Спаситель! Помню! Неееет, вы… ты — не спаситель. Мучитель! Да что же ты мне мозг выносишь! 25 лет работаю – впервые такое вижу. Вот – баланс! Вот инструкция, документ, применяется всеми, действует, черт тебя подери, действует и действует! Вот – первичка! Проверяй или убей меня!
— Так, уважаемый, вы скоро пройдете весь УК. Только что вы подстрекали меня к убийству. Это же соучастие в тяжком преступлении на стадии приготовления, да еще и совершенному группой лиц по предварительному сговору. Докатились, прямо у меня на глазах докатились – от элементарного должностного преступления до госизмены и бандитизма.
— Проверяй или убей!!! Проверяй или убей!!!
— Видно, нет другого способа прекратить вашу активную преступную деятельность, которую вы ведете на протяжении 25 лет, постоянно втягивая в нее все новых и новых людей. Вы сами меня к этому вынуждаете (выстрел)… Ну, кажется, здесь все. А до конца рабочего дня еще целых два часа. Зайду-ка я с ревизией в соседние учреждения. Они, наверное, тоже вчера балансы составили. По инструкции. По той самой, хе-хе. Ведь другой инструкции – нет!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *